На главную
 
ПОД ПОЛЯРНЫМ НЕБОМ
 
Родословные корни адмирала. - Морской корпус и начало службы. - Поиски Земли Санникова. - Розыски пропавшего Толя. - Женитьба. Русско-японская война.

Александр Васильевич Колчак родился 4 (16) ноября 1874 года[4] в Санкт-Петербурге в потомственной дворянской семье офицера морской артиллерии. Егo отец Василий Иванович (к тому времени ему было 37 лет), ветеран Крымской войны, участник легендарной обороны Севастополя, вышел в отставку в 1889 г. в чине генерал-майора, умер в 1913-м. Мать будущего адмирала, Ольга Ильинична (1855-1894), уроженка Одессы, происходила из дворянского рода Посоховых. Она умерла довольно рано, когда ее сыну было лишь 20 лет. У Александра была старшая сестра Екатерина.
Семейные архивы Колчаков погибли в Польше после революции. Достоверно известно лишь, что в 1739 году, во время русско-турецкой войны, комендант крепости Хотин на Днестре Колчак-паша ('колчак' по-тюркски - 'боевая рукавица') попал в русский плен. Он упоминается в оде М.В. Ломоносова на взятие Хотина: 'Кто скоро толь тебя, Колчак, учит российской сдаться власти, ключи вручить в подданства знак и большей избежать напасти?..'.
Будучи отпущен из плена после войны, Колчак-паша не вернулся в Турцию и осел в Галиции (Западной Украине). Его потомки перешли в христианскую веру. Правнук Колчак-паши был уже русским подданным и владел наделом земли в Херсонской губернии. Это прадед адмирала. К моменту рождения будущего Верховного правителя у Колчаков уже не оставалось земельной собственности, так что их можно отнести к 'беспоместной', как тогда говорили, чисто служилой категории дворянства.

Начав свое образование в гимназии, Александр Колчак после
3-го класса (что соответствует 7-му классу современной средней школы) перевелся в Морской корпус - старейшее и основное военно-морское учебное заведение Российской империи (на стенах которого установлена мемориальная доска), сочетавшее курсы кадетского корпуса и военно-морского училища (старшие, гардемаринские классы). В выборе профессии сказалась семейная традиция: и отец, и дядья будущего Верховного правителя были военными. По воспоминаниям однокашников Колчака, уже в корпусе он выделялся не только выдающимися способностями, но и сильным характером, качествами лидера, умением подчинять себе людей. В старших классах он, интересуясь военным производством, изучал слесарное дело на Обуховском заводе, где работал его отец.
По окончании корпуса в 1894 году Колчак был произведен в первый морской офицерский чин мичмана. Ему было 20 лет, закончил учебу он вторым по успеваемости в своем выпуске.
После выпуска молодой офицер несколько лет прослужил на кораблях Балтийского флота - броненосном крейсере 'Рюрик', затем клипере 'Крейсер', плавал в водах Тихого океана. В 1898 году он был произведен в лейтенанты. Из-за перехода на службу в Академию наук, о чем пойдет речь далее, Колчак пробудет в этом чине восемь лет. Но здесь следует пояснить, что в дореволюционном русском флоте с конца XIX века офицерских чинов было всего четыре (мичман, лейтенант, капитаны 2-го и 1-го рангов), тогда как сейчас их не меньше, чем в армии. Так что лейтенанты уже могли самостоятельно командовать кораблями средних классов (например, миноносцами).
Молодой Колчак всерьез увлекся изучением океанографии и гидрологии и в 1899 году опубликовал свою первую научную статью.
Из воспоминаний одного из начальников молодого Колчака, будущего адмирала Г. Цывинского:
'Это был необычайно способный и талантливый офицер, обладал редкой памятью, владел прекрасно тремя европейскими языками, знал хорошо лоции всех морей, историю всех почти европейских флотов и морских сражений'[5].

* * *
Знакомство в 1899 году с выдающимся флотоводцем и ученым вице-адмиралом С.О. Макаровым, уходившим в плавание на ледоколе 'Ермак' в Северный Ледовитый океан, послужило для Александра Колчака толчком к мечте о полярных путешествиях. И в том же году он неожиданно получает предложение из Академии наук от известного полярника барона Эдуарда Васильевича Толля, принять участие в организованной им арктической экспедиции для исследования земель к северу от берегов Сибири, где предполагалось в те годы существование большой мифической 'Земли Санникова'. Оказывается, работы молодого лейтенанта в журнале 'Морской сборник' обратили на себя внимание барона.
Вопрос о временном переводе с военной службы в распоряжение Академии наук был благополучно решен - в те времена для моряков это было явлением нередким. Барон Толль предложил лейтенанту руководить гидрологическими работами и по совместительству быть вторым магнитологом. Готовясь к экспедиции, Александр Васильевич некоторое время стажировался в Норвегии у знаменитого полярного путешественника Фритьофа Нансена.
Летом 1900 года экспедиция на шхуне 'Заря' двинулась из Кронштадта по Балтийскому и Северному морям через Ледовитый океан к берегам Таймырского полуострова. О личной роли Колчака в экспедиции лучше всего говорит аттестация, данная ему самим бароном Толлем в донесении президенту Академии наук великому князю Константину Константиновичу (двоюродному дяде царя Николая II). Отмечая его энергию и преданность делу науки, барон называет молодого лейтенанта 'лучшим офицером' экспедиции. Увековечивая заслуги Колчака, Толль назвал его именем открытый путешественниками остров близ побережья Таймыра (переименованный советскими властями в 1937 году). Именем своей невесты и будущей жены Колчак назвал открытый им мыс Софьи; этот мыс сохранил свое название.
Поскольку из-за плотных льдов не удалось пройти к северу от Новосибирских островов на судне, весной 1902 года Толль принял рискованное решение с тремя спутниками пробиваться пешком на лыжах. Остальным участникам экспедиции из-за нехватки продуктов предстояло пройти от острова Беннета к югу и по завершении исследований вернуться в Петербург.
К окончанию навигации они вышли к устью Лены и через Сибирь в декабре 1902 года прибыли в столицу. Колчак доложил Академии наук о работе экспедиции, ее достижениях и неудачах и о предприятии барона Толля, от которого никаких вестей ни к тому времени, ни позднее не поступило.

Участь Э.В. Толля встревожила Академию и Русское географическое общество. В январе 1903 года не кто иной, как Колчак возглавил экспедицию, направленную на его поиски. Ближайшими его помощниками стали участник экспедиции Толля боцман Бегичев и политический ссыльный студент Оленин, занимавшийся на месте в Якутии снаряжением спасательной экспедиции. В бухте Тикси близ устья Лены Колчак взял со стоявшей там 'Зари' китобойный вельбот и нанял группу туземцев - якутов и тунгусов (еще ранее к ним присоединились несколько архангельских поморов). В июле экспедиция из 17 человек с 10 нартами и вельботом, имея 3-месячный запас провизии, прибыла к Ледовитому океану. Дождавшись его частичного вскрытия, Колчак и его товарищи то под парусами, то работая веслами, то впрягаясь в лямки и перетаскивая нагруженное судно по льду, добрались за несколько недель до острова Беннета.
Здесь, у мыса Эммы, они обнаружили в камнях бутылку с записками, планом острова и указанием местоположения стоянки Толля. При переходе Колчак провалился в ледяную полынью. Тяготы полярных путешествий всю жизнь потом сказывались на его здоровье. Их последствиями стали острый ревматизм и цинга (по воспоминаниям близко знавших его людей, к 1919 г. у него уже почти не осталось собственных зубов).
На острове Беннета путешественники обнаружили дневник Толля. Выяснилось, что он прибыл на остров летом 1902 года и, не имея достаточных запасов провизии, решил заняться охотой и перезимовать здесь. Но охота оказалась неудачной. Чтобы избежать голодной смерти, Толль и его спутники двинулись на юг, в сторону материка. Дальше их следы терялись. Оставленные для них южнее запасы продовольствия остались нетронутыми. Сомнений не оставалось: группа погибла в пути.
Одновременно с поисками Толля экспедиция Колчака решала и исследовательские задачи. По возвращении в Иркутск он составил предварительный отчет о ней.

* * *
Путешествия и наука могли стать главным жизненным призванием Колчака, если бы не русско-японская война, о которой он узнал по прибытии в Якутск в конце января 1904 года. Война началась внезапным ночным нападением японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре. Уже через день Колчак обратился к президенту Академии наук великому князю Константину Константиновичу с просьбой отчислить его в распоряжение военно-морского ведомства.
Перед отъездом на войну в Иркутске Александр Васильевич обвенчался с Софьей Федоровной Омировой, на 2 года моложе его, из дворян Подольской губернии (на Украине), воспитанницей Смольного института благородных девиц. Это была волевая женщина с независимым характером (во многом это в дальнейшем сказалось на ее отношениях с мужем). После венчания молодая жена в сопровождении свекра (отца Колчака) вернулась в Петербург, а муж в марте прибыл на войну, в Порт-Артур. Его сопровождал все тот же неизменный боцман Никифор Бегичев.
Сразу по прибытии Колчак явился к командующему флотом вице-адмиралу С.О. Макарову. А всего через несколько дней, 31 марта, он стал свидетелем гибели адмирала на подорвавшемся на мине и затонувшем флагманском броненосце 'Петропавловск'. Степана Осиповича Макарова Колчак считал своим учителем.
В Порт-Артуре он, пробыв недолго на крейсере 'Аскольд', назначается командиром миноносца 'Сердитый'. За сравнительно недолгое время он успел отличиться: на поставленной экипажем его миноносца мине подорвался японский крейсер 'Такосадо'.
В начале осени, когда основные боевые действия разворачивались уже на суше, больной ревматизмом Колчак назначается на берег командиром батареи морских орудий.
После капитуляции Порт-Артура в канун нового 1905 года Колчак попал в плен. Война для него кончилась. В числе других пленных он был вывезен в Японию, в Нагасаки, а весной, еще до окончания войны, отпущен на Родину. В Петербурге медкомиссия признала его инвалидом и дала полугодичный отпуск для лечения на водах.
За героизм, проявленный на войне, Колчак был награжден золотой саблей с надписью 'За храбрость' и боевыми орденами.


[4] Далее все даты до 1 февраля 1918 г. - по старому стилю. Кстати, в протоколе допроса Колчака годом его рождения ошибочно указан 1873 (видимо, ошибка стенографистки). Отсюда эта неверная дата перекочевала в ряд изданий.
[5] Цывинский Г.Ф. 50 лет в императорском флоте. - Рига, б/г. - С. 160.